«Газпром» не может согреть европейцев

Опубликовано: 11.01.2019

Россияне переоценили собственные возможности поставок газа в кратко- и среднесрочной перспективе: возможности удовлетворить возросшие в период холодов запросы Европы у них нет. Во всяком случае, на данном этапе. События января-февраля 2012 ставят под сомнение участие Европы в строительстве следующих веток Северного потока и прокладке потока Южного.

Король оказался полуголым

Сокращение в разгар морозов поставок российского газа всего лишь на 10% вызвало в Европе панику. А в Словакии, Австрии и Италии недопоставки составили 30%. Правда, «Газпром» все-таки успел заново включить вентиль до того, как европейцы смогли окончательно замерзнуть. Холод по всему ЕС (в Венеции впервые за 80 лет замерзли каналы) вынудил тамошних жителей пристально следить за градусником. Российский поставщик, дотоле вроде бы исправно снабжавший голубым топливом, оказался ненадежным.

В Брюсселе и национальных столицах настало самое время подумать — где искать теперь альтернативу, с учетом того, что потребление газа в Европе будет только возрастать.

Холодные деньки Европы скрасили накопленные в тамошних хранилищах кубометры газа. Они достигли 60 млрд куб. м — достаточно для того, чтобы пережить полтора месяца при среднем морозе свыше 20 градусов.

Сокращение в разгар морозов поставок российского газа всего лишь на 10% вызвало в Европе панику

Когда одновременно 9 стран Европы — Польша, Германия, Словакия, Австрия, Венгрия, Болгария, Румыния, Греция и Италия — потребовали от России увеличения поставок, они услышали в ответ, что это невозможно, т.к. необходимый европейцам газ сверх нормы забирает Украина. Зампред правления «Газпрома», глава «Газпром экспорта» Александр Медведев назвал цифру в 60 млрд.

В Киеве разразились праведным гневом. Министр топлива и энергетики Юрий Бойко, руководство «Нафтогаза» и прочие официальные лица категорически отвергли инсинуации «Газпрома». В принципе, Москва могла придерживаться своих обвинений и дальше, но в середине дня 4 февраля еще один заместитель председателя правления «Газпрома» — Андрей Круглов — признал , что это сама Россия уменьшила поставки газа в Европу из-за возросшей потребности на внутреннем рынке.

Видимо, в монополии поняли, что европейцы не дураки: смогут посчитать, сколько газа идет в Европу через Украину, сколько — через Беларусь и сколько — по прочим маршрутам, включая первую ветку Северного потока. Украина физически не могла бы забрать газ в таком количестве хотя бы потому, что в часть названных стран — к примеру, в Германию — газ через ее территорию практически не проходит. Польский газовый дистрибьютор PGNiG сообщил, что спад давления в трубе произошел на трубопроводе Россия-Беларусь-Польша, а не на российско-украинско-польской сети. «Газпрому» пришлось признать свои трудности, отказавшись от клеветы. И тем самым показать не только свою частичную несостоятельность как поставщика, но и однообразный арсенал информационных провокаций.

После признания «Газпромом» факта сокращения поставок была озвучена цифра в 2 млрд куб. м — столько потребляет внутренний рынок страны ежесуточно. Показательно, что сутки потребления в России сопоставимы с годичным потреблением газа такой страной, как Болгария. Это делает ситуацию практически нерешаемой в условиях, если сибирские морозы будут держаться над Европой не несколько недель, а хотя бы два с половиной месяца.

На грани фола

Европейские потребности в газе, хоть и упали в кризис, все-таки объективно растут. При этом зависимость от российской монополии все более раздражает более дальновидных тамошних политиков. Отсюда — и обыски в офисах европейских компаний-партнеров «Газпрома», и заявления о приоритетности Южного газового коридора для Европы. Однако о единстве европейских мнений говорить не приходится. Некоторые страны меняют свои позиции раз в несколько месяцев. Так, Турция отказалась продлевать один из контрактов с «Газпромом», но уже через месяц согласилась с прокладкой Южного потока по своей территории.

Справка. Чисто русский проект: кто добывает газ в России

Штокмановское месторождение — Total (Франция) и Statoil (Норвегия)

Лунское и Пильтун-Астохское на Сахалине — Royal Dutch Shell (Великобритания-Нидерланды)

Южнорусское на полуострове Ямал — E-ON Ruhrgas (Германия) и Wintershall (Германия)

Уренгойское месторождение в рамках проекта «Ачимгаз» — Wintershall (Германия)

Южно-Тамбейское в рамках проекта «Ямал СПГ» — Royal Dutch Shell (Великобритания-Нидерланды)

Ево-Яхинское в рамках проекта «Арктикгаз» — Eni (Италия)Insert text here

«Характерно, что турецкие заявки Газпром выполняет в первую очередь и в полном объеме, — указывает энергетический эксперт НТЦ «Психея» (Киев) Геннадий Рябцев. — Россия заинтересована в хорошем отношении Турции из-за Южного потока».

У европейцев еще есть время подумать о диверсификации источников топлива. Россия, несмотря на все амбициозные планы в виде «потоков», планирует в 2012 году добыть лишь на 8 млрд куб. м больше, чем в 2011-м — 528 млрд против 520. И это при том, что цифра в 520 млрд на 15% превышала плановые показатели «Газпрома». То есть, «стахановщина» российской газовой монополии ничего не дает: главная отрасль России до сих пор не достигла предкризисных показателей: в 2008-м в РФ добывалось 550 млрд куб. м газа.

Как указывает эксперт института политических исследований Юрий Корольчук, «Газпром» за почти 20 лет так и не смог повторить рекорд добычи 1993 года, когда было добыто 578 млрд куб. м газа. Сейчас этот показатель упал приблизительно на 60 млрд куб. м. При этом начали осуществляться откровенно политические и затратные проекты обходных маршрутов. Так что трудности с выполнением контрактов у монополиста должны были начаться еще год или два назад, и тут «Газпром» спасло только общее снижение потребление газа в послекризисной Европе.

Сейчас на экспорт идет, в основном, не российский, а среднеазиатский газ, законтрактованный «Газпромом», утверждает энергетический эксперт Центра Разумкова Сергей Дьяченко. Возможностей развивать все новые месторождения самостоятельно у «Газпрома» нет (см. Справку ). К тому же, в нынешнем году дали себя знать предвыборные соображения: перебоев с обогревом россиян перед избранием Путина не должно быть.

«Россиянам сейчас газа хватает впритык и для нужд потребителей России. С этой целью, как и Украина, Россия планирует увеличивать добычу угля. Уже утверждена программа развития угольной промышленности до 2030 года, которая должна оперативно восполнить через пять-десять лет нехватку газа», — указывает Юрий Корольчук.

Украина: шанс изменить ситуацию

«Прокол» Газпрома идет на пользу Украине по нескольким причинам. Во-первых, теперь ее будет сложнее регулярно обвинять в воровстве газа в случае повторения подобных ситуаций. Во-вторых, в случае очередного перекрытия вентиля европейцы подумают, не кроется ли за этим невозможность самого «Газпрома» выполнить возросшие запросы потребителей, а не пресловутое украинское воровство из трубы.

В-третьих, украинская ГТС снова становится для европейцев одним из базовых маршрутов поставок газа, маршрутом реальным, в отличие от новых «потоков». Безусловной веры в российские возможности заполнить все нынешние и, тем более, будущие трубы у европейцев больше нет.

После газового «саморазоблачения» Газпрома, европейцы просто обязаны будут переходить от слов к делу

Наконец, в-четвертых, Украина получает возможность в холодный год снабжать Европу газом из своих ПХГ — конечно, если он там будет накоплен в сверхнормативном количестве. Для непосредственных соседок Украины — Польши, Словакии, Чехии — такой вариант получения газа был бы вполне реальной возможностью добирать недостающие объемы.

Тем более, что «Газпром» не впервые ведет себя так в отношении Европы. Еще в середине 1990-х начинающая госмонополия «Газпром» сокращала поставки в разгар суровых зим. Позже были газовые войны 2006 и 2009 годов. Но два последних случая имели под собой политическое обоснование — и Европа предпочитала верить Москве, доказывавшей ненадежность Украины как поставщика. Теперь все выглядит принципиально по-иному.

«На самом деле доказать, что в Украине воруют газ, практически невозможно. Россия утверждала то же самое и в 2009 году, но затем совместная комиссия Счетных палат России и Украины установила, что никаких несанкционированных отборов не было», — утверждает Геннадий Рябцев.

Европа и Украина: снова в связке?

Что делать европейцам? Надежды на иранский газ уже практически нет: получить его невозможно без смены режима в Иране, что означает затяжную и кровавую войну. Потому проект «Набукко», рассматривавшийся как альтернатива Южному потоку, практически умер после того, как в нем отказалась участвовать Турция. Остается Транскаспийский газопровод, объявленный приоритетным в начале осени 2011 года. Решение о строительстве Транскаспийского газопровода Евросоюз принял сразу после запуска Северного потока и в преддверии соглашения по потоку Южному. Европейцы рассчитывают, что при благоприятном стечении обстоятельств газ по Транскаспийскому газопроводу пойдет уже через 4-5 лет. То есть, одновременно с «Южным потоком», что может затормозить введение в строй всех веток последнего.

Европейцы сейчас поступают разумно, стараясь разложить свои инвестиции по разным «корзинам». В «Южном потоке», раз уж россияне так усиленно «продавливают» его строительство, европейские компании уже «застолбили» свои доли, но одновременно собираются вкладываться и в иные проекты. И теперь, после газового «саморазоблачения» Газпрома, европейцы просто обязаны будут переходить от слов к делу.

Можно рассчитывать на реанимацию интереса и к нашей многострадальной ГТС. Как-никак, а именно по ней продолжает пока что идти основной объем газа в Европу, и сами европейцы должны быть заинтересованы в установлении четкого контроля над нею. Но здесь участие Европы оказывается невыгодным в равной мере и российской, и украинской верхушкам: оно мешает теневым схемам и договоренностям, а в случае с Россией — еще и политическим планам.